четвртак, 13. октобар 2011.


Радуйся, Радосте наша!
Слово в день праздника Покрова Божией Матери

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)




Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Величаем Тя, Пресвятая Дево, и чтим Покров Твой честный...

Духовное покровительство, ходатай­ство и заступление перед Богом, которое мы получаем по великому милосердию и любви к нам Божией Матери, воспеваем мы ныне. Ибо с тех пор, как воля Божественного Страдальца и Спасителя мира усыновила род человеческий Божией Матери в лице любимого ученика Его Иоанна Богослова,— это покро­вительство не прерывалось ни на один день, и во все времена истории человечества было так — Мать и чадо! Вдумайтесь в эти слова, в смысл глубочайшего и святейшего родства, чище и свя­тее которого нет на земле.

«Жено! се, сын Твой!» — звучит с Креста из уст Божественного Страдальца (Ин. 19, 26). И что значат эти слова?!

Отныне, что ни совершится с названным сы­ном Твоим, пройдет сквозь сердце Твое. Отны­не его небольшие радости будут Твоим счасть­ем, его боль, беда и скорбь — Твоим великим горем и слезами; и главное — непрестающая дума и забота о чаде, забота, не знающая уста­лости, не знающая отдохновения. И все это, как завещание, приняла Пресвятая Дева от Своего умирающего на Кресте Единородного Сына.

С тех пор мир наполнился многими знаме­ниями покровительства Божией Матери — зна­ками Ее материнской любви. Примеров несть числа, начиная из глубины времен и до наших дней.

Память нынешнего праздника, Покрова Матери Божией, сохранена с X века, когда в годину бедствия, нашедшего на греческое госу­дарство, гибель его была предопределена всем ходом событий «и не имам заступающаго». Вар­варское племя сарацин (народ, родственный теперешним туркам, магометане по вере), дви­жимое ненавистью к христианам, обложило Кон­стантинополь с единственной целью стереть его с лица земли, разрушить его многочисленные храмы, большая часть которых была посвящена Царице Небесной, жителей же предать лютой казни, а некоторых рабству, надругавшись над верой их.

Весь народ от мала до велика собрался во Влахернской церкви. Отчаяние внушило обра­титься с великим воплем и слезами в молитве к Матери Божией. Это была последняя и един­ственная надежда.

Представьте, как молились они, заглядывая в завтрашний день свой, откуда уже веяло ды­ханием смерти. Все земное забыто, впереди — дверь в вечность и мученическая насильствен­ная смерть на пороге.

Глубина покаянного чувства сокрушения о грехах, причиной которого явилось нашедшее на греков бедствие, была столь велика, что Цари­ца Небесная Сама поспешила явиться к моля­щимся и утешить их. Ее блистающий паче лучей солнечных омофор становится Покровом от гря­дущей на них беды.

Но не все воочию видят явление Ее. Только двое, чья жизнь отдана Богу, правде и истине, чье сердце у ног Спасителя, только они пораже­ны видением. Это святой Андрей, Христа ради юродивый, славянин по происхождению, и уче­ник его Епифаний.

«Блажени чистии сердцем, яко тии Бога уз­рят» (Мф. 5, 8). Двое узрели Матерь Божию, а все молящиеся, покаянием очистив сердца, смогли безусловно поверить им. За верой же явилось дело — враг внезапно, без всякой ви­димой причины, оставил свое намерение.

А все те, кто хранит об этом событии память в своем сердце, с тех пор поют: «Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором».

Державный Покров Матери Божией покрыл весь род христианский на все времена. Право­славная Россия — удел Божией Матери. Она являлась Сама на Руси тем святым, чьи сердца не знали тени порока: преподобным Сергию Ра­донежскому, Серафиму Саровскому и другим. Их было много, всех теперь не перечислить. Она посещала многострадальную, но верную Богу Русь многочисленными Своими иконами, ими являя русским людям Свой Покров. Про Матерь Божию можно смело сказать, что Она — неисчерпаемый океан чудес, явленных на Руси.

Наиболее почитаемые у нас иконы — Вла­димирская и Казанская. Их значение в жизни русского народа огромно. Они сделались всенародной святыней и знамением Небесного По­крова над Русской Церковью и нашим Отече­ством. Архиепископ Херсонский Иннокентий (Борисов; "I" 1857) назвал Казанскую икону «Русским Покровом» — Покровом Пресвятой Богородицы над Россией.

В Смутное время 1612 года дружина Димит­рия Пожарского несла список чудотворной Ка­занской иконы в своих рядах и изгнала из Мос­квы польских интервентов. В память этого события в 1649 году было установлено всерос­сийское празднование Казанской иконе, совер­шаемое 22 октября. В 1709 году, накануне Пол­тавской битвы, Петр молился со своим войском перед Казанской иконой, и была одержана по­беда. В 1812 году этот же образ осенял русских воинов, отражавших нашествие французов. И именно 22 октября русские войска нанесли противнику первое крупное поражение.

Во все трудные для России времена, во всех походах и войнах (не исключая и последнюю — Великую Отечественную войну) русские войс­ка неизменно брали с собой иконы Божией Ма­тери — Казанскую, Смоленскую, Донскую.

И всегда страна наша ощущала помощь Заступ­ницы Усердной рода христианского.

Три раза в году совершается празднование Владимирской иконе в благодарность за избав­ление ее помощью нашего Отечества от вра­га. Церковь вспоминает эти события 21 мая, 23 июня и 26 августа.

А псковская земля особенно отмечает еще и день 7 октября, когда чудотворный Псково-Печерский образ «Умиление», находящийся в на­шей святой обители, оградил Псков и псковс­кую землю от посягательства иноверцев. Икона эта неоднократно спасала и Псков, и обитель нашу от различных врагов, желающих завладеть искони Русской землей.

Смоленская икона Божией Матери («Одигитрия», или «Путеводительница») была при­везена в XII веке в Смоленск. Тогда соверши­лось возвращение Российской державе города, сто десять лет пребывавшего под властью ли­товских князей.

В XIII веке Феодоровская икона спасла Ко­строму от нашествия татар. Князь Василий ве­лел нести сей образ во главе своего войска. Яр­кие лучи, исходящие от святой иконы, ослепили врагов, и нашествие было разгромлено. Про­славилась она и во время стихийных бедствий, моровых язв, чумы и холеры, распространявших­ся в народе.

Неисчислимые чудодеяния происходили по всей стране нашей от списков с чудотворных икон Божией Матери — Феодоровской, Боголюбской и Смоленской, приносимых в места, охва­ченные поветрием страшных болезней.

И особенно надо отметить чудесное явление иконы Божией Матери «Державная». Это про­изошло в год отречения от престола последнего русского императора, 2 марта 1917 года в селе Коломенском под Москвой. В руках у Матери Божией были царские скипетр и держава. И ска­зала Она, что отныне Сама будет охранять Рос­сию. И теперь в России царство не от мира сего, теперь вместо царя правит страной Матерь Бо-жия. И мы с вами ощущаем на себе Ее держав­ный Покров и заботу о русском народе.

Матерь Божия всегда защищала и миловала Русь, наказывала и вновь возвращала Свою любовь людям, прошедшим ради грехов своих сквозь страдания, покаянием и страданием очи­стившим свои сердца.

Но в нынешнее тяжкое время, когда земля состарилась, отягчилась неверием, беззако­нием и невежеством в познании повелений Божиих, не отступила ли от нас Заступница наша Усердная, ревнуя о славе Сына Своего и Бога? Нет, дорогие мои, быть этого не может. Для матери бедствующее чадо еще дороже. И пока на Руси хоть «малое стадо» несет и сохраняет верность заветам Христа, надежду на заступ­ление Матери Божией — мы не погибнем.

Мы не должны ни сомневаться, ни смущать­ся всем тем, что видим и слышим теперь. «На земле нет ничего невозглавленного, потому что начало всему — Бог» — так говорят святые отцы. И нынешние события — это не такое уж открытие для всех нас, ибо это подтверждение того, что ни одно слово Божие не изнеможет, но все совершится до малейшей подробности в свое время.

Разве не читаем мы с вами двадцать столе­тий назад написанные апостолом Павлом слова, обращенные к его ученику апостолу Тимофею. Наверное, апостол Тимофей тогда удивился им и не понял во всей полноте, а нам остается тоже удивляться, видя сбывшимися слова, сказанные в глубокой древности: «Знай же, что в после­дние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, над­менны, злоречивы, родителям непокорны, небла­годарны, нечестивы, недружелюбны, неприми­рительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщен­ны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрек­шиеся». И последние слова — заповедь нам: «Таковых удаляйся»! (2 Тим. 3, 1—5).

Можно не поверить словам, но как нам, всем живущим теперь, не верить делам, которые уже совершились? Как не верить Богу? Слово Божие — в нем все, вся жизнь навеки. Двадцать столетий пронзил взором апостол и увидел нас, живущих в эти тяжкие времена.

Посмотрим на себя, посмотрим в себя и вок­руг себя, и если мы такие, то возопиим к Богу и Матери Божией об исправлении. Удалимся от беззаконных и удалим беззакония от себя.

И еще один страшный бич, разоряющий все живое от государства до Церкви, и его видел Господь, и устами верного ученика поведал миру — удаляйтесь разделения.

В Первом послании к Коринфянам Господь через апостола кротко просит народ Божий: «Умоляю вас, братия... чтобы все вы говорили одно, и не было между вами разделений, но что­бы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях» (1 Кор. 1, 10).

Это настолько важно, что в другом месте, в Послании к Римлянам, опять и опять апостол умоляет братии остерегаться разделения: «Умо­ляю вас, братия, остерегайтесь производящих разделения и соблазны... уклоняйтесь от них; ибо такие люди служат не Господу нашему Иисусу Христу, а своему чреву, и ласкательством и крас­норечием обольщают сердца простодушных (Рим. 16,17—18).

Господь наставляет, предупреждает, остере­гает, умоляет. И надо всем нам усилиться услы­шать слово Божие, ибо верно — нечто совсем страшное для жизни таится в деле разделения. Народ на народ, и царство на царство, и соседи на соседей, и родители на детей, и дети на роди­телей — все восстает, все распадается. Нет еди­нодушия, и иссякает любовь — единственный источник истинного неложного знания.

А для тех, кому слово Божие — сама жизнь, нет страха. Покроет их Господь в тайне селения Своего. Они не поколеблются, но останутся вер­ны и в тяжкую годину испытаний. И слово Божие проведет их сквозь тень и сень смерт­ную.

«Бодрствуйте, стойте в вере, будьте муже­ственны, тверды. Все у вас да будет с любовью» (1 Кор. 16, 13—14).

А Матерь Божия всегда есть и будет с теми, кто верен Ее Божественному Сыну, кто идет по Его зову путем вечного спасения. Она, по сло­вам святителя Иоанна Златоуста,— первая Преемница Божественных дарований и первая Раздаятельница этих даров и благословений людям, ищущим помощи у Господа и милостей у Нее. Так будет всегда, до последнего часа и мгно­вения жизни мира.

И наше верующее, знающее великую силу ходатайства Матери Божией сердце пусть все­гда припадает к ногам Божией Матери со свои­ми воздыханиями, нуждами, скорбями, во всех испытаниях и в минуты плача о грехах. И Она, Радость всех скорбящих, наша Небесная Мать, простирая Свой державный Покров, заступит и спасет и помилует всех нас. Аминь.


Слово в день Покрова Пресвятой Богородицы

Святитель Николай (Велимирович)

Светлый праздник – Покров Пресвятой Богородицы! Он свидетельствует нам о великой славе, которой увенчана Пресвятая Божия Матерь на небесах. В этот день Она явилась в небесной славе и люди увидели ее и возрадовались. Она держала в руках чудный покров, чтобы показать, как Она покрывает от всякого зла и защищает людей. Двойная радость для нас в этом празднике, одна в том, что мы видим великую праведницу и страдалицу в земной жизни, увенчанную такой небесной славой, а другая, что Она, пребывая на небесах, внимательно заботится о христианах, о наследниках Сына Его и Бога.

И если Она радует нас Своей защитой, Своими явлениями, и прежде и теперь и всегда, должны и мы, братья, Ее радовать. Мы воистину можем принести радость Пресвятой Богородице. Вы спрашиваете как?

Если мы веруем в Сына Божия и Сына Девы Марии, мы радуем Богородицу.

Если мы любим Его, так как Она любит нас, мы радуем Богородицу.

Если мы соблюдаем заповеди Христовы, этим мы радуем Ту, Которая родила Господа Христа.

Если мы каемся в своих грехах, Она радуется с ангелами и всеми небесными силами Божиими. Ибо сказал Господь – «..на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (Лк. 15,7).

Но если мы грешим и не каемся мы оскорбляем Пречистую Матерь Божию и оскорбляем светлых Божиих ангелов и все праведные небеса. Что нам пользы от празднования? Что нам пользы от молитвенных собраний и духовного пения? Господь смотрит не на уста, а на сердце, и когда Он приидет судить мир, будет судить не речи, а сердце. Если нечистыми будут наши сердца, отвергнет нас, а если найдет наши сердца чистыми, исполненными милости и любовью, приимет нас в Своей вечное Царство. Потому сказал ветхозаветный мудрец – «Больше всего хранимого храни сердце твое, потому что оно источник жизни» (Пр. 4,23). Если сгниет сердцевина дерева, долго ли проживет дерево? А человеческое сердце гниет от греха и когда сгниет, то человек превращается в тень человека и влачится по земле, пока совсем не исчезнет.

Да не будет такого с вами, братья мои, да не превратитесь в тени, но останетесь людьми Божиими, а если вы люди Божии, то и наследники Царства Божия.

А о том, что праведники наследуют Царство Божие свидетельствует нам Пресвятая Богородица Своим явлением в славе и свете, с Покровом Своим, которым Она покрывает от зла всех, кто прибегает к Ней со слезами, молитвой и верой. Она явилась и Она является, является не ради явления, а чтобы открыть духовные очи неверующим, чтобы они узнали о вечной жизни и Царстве небесном;

Чтобы утешить скорбящих, чтобы знали они, какая великая радость ожидает их в иной жизни;

Чтобы поддержать малых и немощных, чтобы с радостью шли по земному пути в вошли в царство;

Чтобы ободрить кающихся, чтобы не преткнулись они на пути покаяния, но выстояли и спаслись;

Чтобы каждую каплю крови Сына Своего оплатить спасением многих и многих человеческих душ;

Чтобы за каждую каплю крови Сына Своего оградить от погибели тысячи и тысячи человеческих душ, ибо, драгоценна, братья, Кровь Сына Божия, пролитая за людей. Горе тем кто презреет эту драгоценную кровь, вечное мучение будет им справедливой наградой. Блаженны вы, кто почитает эту кровь и ей спасается добровольно и сознательно, наградой вам будет жизнь вечная. Воистину драгоценна Кровь Сына Девы Марии. Все люди от начала до конца мира даже, если их было столько сколько травинок на земле и песчинок в море, могут спастись этой Кровью. Но увы, не все спасутся, а только те кто хочет, а кто не хочет будет отвергнут, ибо презрели цену, которой куплены.

Никого не презирайте, братья, нет на земле человека, за которого Сын Пречистой Девы не дал Своей драгоценной Крови. Если кто-то сам презреет Кровь, которой куплен, сам будет отвечать за свою погибель, но да не будет никто из вас причиной ничьей погибели. А если вы презираете человека – презираете Кровь, пролитую Христом за его спасение. Старайтесь вразумить грешника и утвердить его в вере и если сумеете, обретет брата и сонаследника в Царстве Христовом. Праведника хвалите, грешника исправляйте, кающегося ободряйте. Но также как грязная вода не может убелить запятнанное полотно, так и грешник не может очистить другого грешника, пока себя не очистит. Потому предостерегает Господь – Исцели себя сам! Если хотите исправлять других, исправьте себя, а потом о других ревнуйте. Это закон Христов.

Так вы обрадуете Пресвятую Богоматерь, Которая радует нас непрестанно. И хранит от напасти и молится за нас Богу и лобзает, как мать чад своих и горит желанием, чтобы все спаслись и вошли в Царство Сына Ее. Богу нашему слава и хвала, а вам мир и здравие и радость и благословение на веки веков. Аминь

четвртак, 06. октобар 2011.


Святой Владислав, король Сербский

Память 24 сентября/7 октября


Святой король Стефан-Владислав явился еще одной благородной ветвью на славной лозе династии Неманичей, подарившей миру множество святых мужей и подвижников благочестия. Он был вторым сыном святого Стефана Первовенчанного, племянником святителя Саввы и внуком родоначальника этой династии сербских правителей – Стефана Немани, известного под именем преподобного Симеона Мироточивого. И дед, и отец, и дядя благоверного Владислава достигли своими трудами и подвигами подлинной святости, удостоившись от Господа нетленных венцов славы.

После блаженной кончины св.Стефана Первовенчанного Сербией правил его старший сын Радослав, который поначалу был властителем «достойным всякой похвалы», но, со временем, по словам церковного писателя Феодосия, «стал покорен жене, от которой и был поврежден умом». Сербская знать была недовольна поведением своего короля, и под ее давлением власть вынужден был принять Владислав, так что «между братьями наступила вражда». Их родной дядя – архиепископ Савва – увещевал братьев жить в мире, но не был в силах сразу примирить их.

Лишившийся власти Радослав был вынужден искать убежища в Драче, но и там красота его супруги послужила для него источником бед. В скором времени он был лишен этой злонравной и лукавой жены, которая была для него, по словам того же Феодосия, как Далила для Сампсона. По ее вине в Драче на Радослава обрушилась ненависть местного правителя, и он едва спасся от смерти. Желая прекратить вражду, святитель Савва украсил Радослава ангельским иноческим чином, дав ему в монашестве имя Иоанн. Для окончательного прекращения распрей первосвятитель венчал своего племянника Владислава королевским венцом. Вскоре по благословению дяди Владислав женился на дочери могущественного болгарского царя Иоанна II Асеня Белославе.

Благочестивый Владислав был во всем послушен своему дяде-архиепископу и пребывал с ним в мире и согласии. Когда свт.Савва принял решение оставить первосвятительский престол и сообщил о своем желании Владиславу, тот со слезами просил святителя изменить свое намерение, но не смог удержать его. В 1233 году свт.Савва собрал в Жиче собор сербских архиереев и, сообщив о своем намерении, избрал из числа своих учеников наследника – блаженного Арсения, мужа «во всем преподобного и хранящего со страхом Божии заповеди». Владислав со своими вельможами также прибыли на собор, где святитель преподал им наставления и заповедал хранить и оберегать святые церкви. Когда весной 1234 года свт.Савва отправлялся на Святую землю, Владислав щедро снабдил его золотом и всем необходимым для раздачи в святых местах.

Однако Владиславу не суждено уже было увидеть своего любимого дядю и архиепископа, при земной жизни последнего. Посетив святые места, на обратной дороге, свт.Савва, гостивший у болгарского царя Асеня, 14/27 января 1236 года отошел ко Господу, не доехав совсем немного до родной Сербии. После отпевания, совершенного Болгарским Патриархом Иоакимом, тело святителя было с великими почестями погребено в построенной болгарским царем монастырской церкви Сорока мучеников Севастийских в Трново.

Спустя год после кончины святителя его достойный наследник, архиепископ Арсений обратился к благочестивому Владиславу, призывая его сделать все возможное для того, чтобы мощи свт.Саввы были перенесены в Сербию. «Нехорошо и неприлично перед Богом и перед людьми,– сказал святитель Арсений,– чтобы мы оставили отца нашего равноапостольного, дарованного нам от Христа учителя, совершившего многие подвиги и поднявшего труды для сербской страны, украсившего ее церквями, королевской властью, архиепископом и епископами, и всеми установлениями и законами православия – чтобы его святые мощи лежали вне пределов его отечества и престола его церкви, в чужой земле».

Вдохновленный словами Арсения, Владислав без промедления послал достойнейших людей к своему тестю – царю Асеню, с просьбой отдать ему мощи святителя. Получив письмо Владислава, и выслушав посланника, болгарский царь весьма опечалился. Он ответил сербскому правителю, что если бы тело святого осталось без должных почестей, то просьба его была бы вполне законной. Но, так как оно покоится в церкви Божией, и ему воздаются такие же почести, как это было бы в Сербии, то он не понимает, зачем Владислав «утруждает и святого». С этим болгарский правитель отправил посланцев обратно.

Владислав, не удовлетворившись полученным ответом, вновь отправил своих вельмож к царю со словами: «Если я обрел благодать пред тобою, родителем моим, то не затвори предо мной отеческого милосердия, и не оставь меня, чтобы жизнь моя не погрузилась в печаль. Дай мне святые мощи господина моего и отца, чтобы я перенес их в свое отечество!».

Царь Асень был в недоумении, как ему поступить, думая, что, лишившись святого, лишится и царства. Призвав Болгарского патриарха и своих приближенных, он обратился к ним за советом в этом деле. Все они единодушно уверяли его, что ни в коем случае нельзя уступать просьбам Владислава, потому что «вельможи и весь город сильно из-за этого негодуют». Царь опять написал слова утешения своему зятю, добавив: «Если Богу было угодно, чтобы святой упокоился среди нас, верных во Христе, то кто я такой, чтобы противиться воле Божией или дерзать беспокоить могилу или святые мощи? Ибо святой действительно ничего не завещал о своем перенесении. Итак, проси у меня чего пожелаешь, …сын мой, но перестань принуждать меня отдать тебе то, что мне отдать нелегко, ибо и патриарх, и вельможи, и весь город противятся мне в этом». И вновь, одарив посланников, отпустил их к Владиславу.

Видя такую твердость болгарского царя, Владислав решил сам отправиться в Болгарию и, взяв с собой «множество своих благородных людей, епископов и игуменов», он послал перед собой гонцов, извещая Асеня о своем скором прибытии. С ними Владислав отправил и подарки для патриарха и царских советников.

Когда Владислав прибыл в болгарскую землю, царь Асень с любовью встретил его далеко от своей столицы. Прибыв в Трново, Владислав первым делом отправился в монастырь, где было место упокоения свт.Саввы. Придя в монастырь, он вместе с епископами и вельможами воздал угоднику Божьему достойное поклонение, как своему отцу и наставнику. Поклонившись гробу святителя, краль из глубины сердца взмолился к святому, каясь в своих прегрешениях и прося его не отринуть прошения, и не оставить своего отечества, за которое святитель поднял бесчисленные подвиги и труды. Так, усердно помолившись святому угоднику, Владислав вышел из храма и отправился на праздничный прием, приготовленный болгарским царем.

В эту ночь Ангел Божий в образе святого повелел царю отдать святые мощи для переноса в сербскую землю. Испугавшись такого явления, царь утром призвал патриарха и советников и поведал о виденном во сне. Выслушав его, они сказали, что это посещение Божие было из-за святого, и единодушно просили Асеня отдать эту великую святыню королю Владиславу, опасаясь, в противном случае, навлечь на болгарское царство гнев Божий.

Когда по призыву Асеня, его зять вместе с сербскими епископами и вельможами предстал перед ним, то царь готов был исполнить их усердную просьбу. Несколько опечаленный Асень обратился к Владиславу с такими словами: «Я желал иметь святого у себя, в своем монастыре, как дарованного мне от Бога, и святой гроб его украсил и почитал, как ты видел, не помышляя, что святой будет унесен от нас. Но так как ты, королевское высочество, потрудился прийти ко мне, отцу своему, я не хочу тебя, сына своего, отпустить опечаленным. Итак, приими своего во Господе отца и отнеси в дом свой по желанию твоему». От столь неожиданной радости краль Владислав с епископами и своими благородными людьми «пал на землю и поклонился царю».

Потом, «приготовив царскую багряницу и все необходимое для поднятия тела святого из недр земли», Владислав повелел совершать службу святому, а сам со своими епископами «открыл могилу святого и увидел, что тела его не коснулось тление, так, что даже волосы на голове и бороде его были светлыми и целыми, и казалось, что он лежит и спит». Нетленное тело святителя источало чудесное благоухание, прекрасный аромат которого почувствовали все, собравшиеся у его могилы. По словам блаженного Феодосия, благоухание источало не только святое тело преподобного, но даже и дерево, и земля, в которых оно почивало.

Узнав о происходящем, народ во множестве стал стекаться ко гробу, чтобы видеть святого. Многие, притекавшие к мощам, получали исцеления от болезней. «Мучимые нечистым духом бывали свободны, хромые ходили, горбатые выпрямлялись, и глухим святой даровал слух». Видя такие чудеса и благодать, народ стал роптать на царя Асеня за то, что он отдал мощи святого Владиславу. Услышав об этом, сербский правитель, из опасения, что царь может изменить свое решение, повелел без промедления взять святые мощи и нести их в Сербию.

Царь же в это время призвал Владислава на трапезу веселья и любви, во время которой обратился к нему с такими словами: «Богом дарованное мне богатство – святого, ты, придя, получил и отправил его в дом свой. Итак, ты насытился, ибо исполнил желание своего сердца, пускай и мы, молитвами святого получим от Бога милость, ибо мы имели к нему при его жизни и после смерти истинную любовь!». Владислав осыпал щедрыми дарами и почестями царя и патриарха, а царь – краля и всех бывших с ним, и так с любовью они расстались. Простившись с болгарским царем, Владислав достиг вскоре мощей святого. По сообщению Феодосия, краль ликовал подобно «Давиду перед кивотом завета» и, идя впереди мощей, радостно восклицал:

«Возвеселится душа моя о Господе,
ибо Он облек меня в ризы спасения,
и одеждой веселия одел меня,
даровав мне господина моего,
святого моего отца и учителя,
заступника в молитвах моему отечеству
и почет наследия моего».

И еще:

«Вознесу Тя, Боже мой,
ибо Ты возвеличил на мне милость свою,
и ныне блажен я,
и ныне благоукрасился я,
выше царей земных возвеличился,
более людей обогатился.
Как велика милость Твоя ко мне, Господи,
Как, возлюбив меня, вознаградил,
Боже мой, милость моя!
Буди имя Твое благословенно во веки веков!»

Так, вознося хваление Богу и радуясь, он вместе с епископами и своими вельможами с псалмами и песнопениями нес драгоценное тело святого. Когда они достигли пределов Сербии, архиепископ Арсений с епископами, игуменами и многими благородными людьми вышел им навстречу и с благоговением поклонился честным мощам своего духовного отца и наставника. Узнав о прибытии мощей, народ во множестве стекался ото всюду. Многие получали от Бога и его святого угодника исцеления от своих болезней.




Благочестивый Владислав вместе с сонмом архиереев, игуменов и вельмож с псалмами и песнопениями торжественно несли тело святого, и, придя в Милешево, положили драгоценные мощи во честном гробе в церкви Вознесения Господня, построенной Владиславом. В честь святителя благочестивый Владислав устроил большой праздник, на котором от всего сердца угощал архиереев и благородных людей, а также щедро изливал свое милосердие на нищих.

Спустя некоторое время свт.Савва явился во сне одному преподобному и боголюбивому старцу и сказал ему, что святые мощи должны почивать не в земле, а в церкви. После этого нетленное тело святого было поднято из земли и положено во храме на поклонение всем верующим. Мощи святителя почивали в Милешево до 1594 года, когда нечестивые турки забрали эту величайшую святыню сербского народа и сожгли на Врачаровой горе в Белграде. На месте сожжения мощей сейчас воздвигнут величественный собор свт.Саввы.

После смерти в 1241 году болгарского царя Иоанна Асеня, положение в Сербии изменилось. Многие знатные и могущественные дворяне были не довольны близостью св.Владислава и болгарского царя. В это же время, весной 1241 года, через Сербию и соседнюю Боснию прошли татарские орды. Все это вносило большое беспокойство в среду сербской властелы, и под ее давлением Владислав вынужден был весной 1243 года уступить престол своему младшему брату Урошу (1243 – 1276). Однако братья вскоре примирились, и Урош был любезен со своим старшим братом. Он дал ему в управление Зету и оставил королевский титул. Так Владислав прожил в мире и согласии с братом еще более двадцати лет. Чем именно была недовольна властела – так и осталось в области различных гипотез и предположений, но, по-видимому, основной причиной недовольства было сильное влияние соседней Болгарии. Однако понять и с достоверностью проследить все перипетии сербской истории не всегда представляется возможным, ввиду малого количества письменных источников, посвященных правлению св.Владислава. Позднейшие источники также скупо сообщают о жизни святого, но в том немногом что есть, говорится о его добрых отношениях с братом Урошем. Святой Владислав оставил амбиции правителя и никогда больше не пытался вернуть себе престол. У Владислава было два сына, Стефан и Деса, и дочь, имя которой не сохранилось. Известно только, что она была выдана замуж за князя Чуру Качича.

Как и все Неманичи, Владислав был предан своему отчеству и православию. В нем рано проявился дух созидания. Около 1225 года, еще во время его управления одной областью на Лиме, по благословению свт.Саввы им был построен очень красивый монастырь Милешева, посвященный Вознесению Господню. Эта обитель по своей прекрасной фресковой живописи относится к числу наиболее значительных памятников сербской средневековой архитектуры. Среди фресок можно найти и ктиторский портрет самого св.Владислава. Изображения святого сохранились также в Дечанах, в Печской Патриархии и в монастыре Ораховица. Одна из икон св.Владислава сейчас находится в музее Сербской Православной Церкви в Белграде.